Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл

Важная веха в истории российского флота: как прошла первая кругосветная экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский подружились в стенах Морского кадетского корпуса, находившегося в то время в Кронштадте. Иван был выходцем из обрусевшего немецкого дворянского рода, потомком германского дипломата Филиппа Крузенштерна. Он родился в 1770 году в семье судьи, юность провёл в Эстонии. Юрий был на три года младше своего друга. На учёбу в Кронштадт приехал из Малороссии — был сыном протоиерея церкви Иоанна Богослова в городе Нежин. Молодые люди легко нашли общий язык и вместе мечтали о далёких странствиях.

«Первая российская кругосветная экспедиция под руководством Григория Муловского должна была состояться ещё в 1788 году. Но её началу помешала война со Швецией», — рассказал RT профессор СПБГУ, доктор исторических наук Кирилл Назаренко.

Крузенштерн и Лисянский мечтали участвовать в путешествии под руководством Муловского, но судьба распорядилась по-другому. Из-за войны молодых людей досрочно выпустили из Морского корпуса и направили в действующий флот. 17-летний мичман Крузенштерн всё-таки попал под командование Муловского, но не в экспедицию, а на корабль «Мстислав», участвовавший в войне со шведами. Иван отличился в боях и был отмечен командиром. Однако Муловский погиб в сражении у острова Эланд, и первое кругосветное путешествие российских моряков было перенесено на неопределённый срок.

После участия в сражениях 1790 года Крузенштерн был произведён в лейтенанты. В 1793-м он был командирован на учёбу в Королевский военно-морской флот Великобритании. Иван принял участие в боевых действиях против французских кораблей у берегов Северной Америки, а потом через Южную Африку добрался до Индии и Китая. Брать иностранцев на суда, идущие в Азию, британцы не желали, и Крузенштерну пришлось идти в Индию на фрегате, едва державшемся на воде, на который боялись наниматься английские моряки.

В Россию Крузенштерн вернулся только в 1799 году, имея репутацию настоящего морского волка. Дома он принялся продвигать идею организации российской кругосветной экспедиции. Павла I его замысел не заинтересовал, зато взошедший вместо него на престол Александр I с подачи руководства Российско-американской компании, искавшей альтернативные пути на Аляску, планы Крузенштерна одобрил. Экспедицию было решено снарядить на двух шлюпах — «Надежда» и «Нева». «Надежду» Крузенштерн решил вести сам, а командование вторым шлюпом предложил своему другу детства Лисянскому. Тот сразу же согласился.

В путь!

«Во второй половине XVIII столетия кругосветные экспедиции стали признаком состоятельности и зрелости морских держав. Особенно активны в этом смысле были Англия и Франция. В 1803 году пришла очередь и России», — отметил Кирилл Назаренко.

Помимо сугубо географической, на экспедицию Крузенштерна и Лисянского было возложено ещё несколько миссий: моряки должны были изучить вопрос рентабельности морских перевозок грузов из европейской части России на Аляску, попытаться наладить экономические связи между Российской Америкой и Китаем и доставить в Японию посланника Николая Резанова.

«С позиций XXI века географическая миссия нам, конечно, видится основной, однако в те времена всё было не так однозначно. Нельзя с уверенностью сказать, что тогда было важнее — наносить русские имена на карту или организовывать торговлю котиковыми шкурками с Китаем», — подчеркнул эксперт.

Перед началом плавания Александр I лично осмотрел корабли и остался ими доволен. Содержание одного из них взяла на себя императорская казна, а другого — Российско-американская компания. Оба шлюпа официально шли под военным флагом.

Эксперты подчёркивают, что личность руководителя экспедиции была результатом взвешенного решения российских властей. «Несмотря на изначальную инициативу Крузенштерна, у Санкт-Петербурга гипотетически были сотни других кандидатур. Начальник экспедиции должен был являться одновременно и хорошим морским офицером, и прекрасным организатором, и хозяйственником, и дипломатом. В итоге решили, что всё-таки именно Крузенштерн располагает оптимальным соотношением всех этих качеств», — рассказал RT председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий.

Офицеров в свои команды Крузенштерн и Лисянский подбирали под себя. В их числе оказались будущий первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен и исследователь Тихого океана Отто Коцебу. Матросов набирали исключительно из числа добровольцев, предлагая им весьма значительное по тем временам жалование — 120 рублей в год. Крузенштерну предлагали привлечь в состав команды британских моряков, но он эту идею отверг.

Кандидатуры части участников экспедиции оказались «спущены сверху» — речь идет, в частности, о посланнике Резанове со свитой, нескольких учёных и «благовоспитанных» молодых людях из числа представителей санкт-петербургского светского общества. И если с учёными Крузенштерн легко нашёл общий язык, то с остальными возникли серьёзные проблемы.

Во-первых, среди представителей «светского общества» оказался авантюрист и дуэлянт гвардии поручик граф Фёдор Толстой, который решил скрыться на время из России, чтобы избежать наказания за очередной проступок. На корабле Толстой вёл себя вызывающе. Однажды он показал своей ручной обезьяне, как мазать чернилами бумагу, и запустил её в каюту к Крузенштерну, в результате чего часть записей начальника экспедиции была полностью утрачена. В другой раз он напоил корабельного священника и приклеил его бороду к палубе. В тесном коллективе подобное поведение было чревато большими проблемами, поэтому на Камчатке Крузенштерн ссадил Толстого на берег.

Во-вторых, уже в ходе плавания из секретных инструкций выяснилось, что посланник Резанов, стеснявший моряков своей большой свитой, ещё и был наделён чрезвычайно широкими полномочиями. В результате Крузенштерн и Резанов постоянно ссорились и в конце концов перестали разговаривать, обмениваясь вместо этого записками.

Команда поддерживала своего начальника. Резанов был разъярён строптивостью военных и пообещал судить экипаж, а Крузенштерна лично — казнить. Начальник экспедиции отреагировал на это хладнокровно и заявил, что пойдёт под суд прямо на Камчатке, ещё до отбытия в Японию, что автоматически сорвёт миссию посланника. Правитель Камчатской области Павел Кошелев с большим трудом их помирил. При этом Резанов в своих воспоминаниях писал, что ему принёс извинения весь экипаж, а вот все остальные очевидцы утверждали, что это Резанову пришлось извиняться перед Крузенштерном.

Закрытая Япония

Экспедиция вышла из Кронштадта 7 августа 1803 года. Корабли зашли в ряд европейских портов и на остров Тенерифе, а 26 ноября пересекли экватор. Российский флаг впервые в истории был поднят в Южном полушарии. 18 декабря корабли подошли к берегам Южной Америки и сделали остановку в Бразилии. Когда они снова взяли курс на юг, Крузенштерн и Лисянский договорились, что если непогода разлучит корабли в районе мыса Горн, то они встретятся либо у острова Пасхи, либо у острова Нукагива. Так и вышло. Потеряв друг друга в тумане, «Надежда» и «Нева» снова объединились в одну группу только у берегов Нукагивы, где российских моряков доброжелательно встретили полинезийцы. После Нукагивы экспедиция достигла Гавайских островов и разделилась: Крузенштерн двинулся к Камчатке, а Лисянский — на Аляску.

В Петропавловске начальник экспедиции, решив проблему с Толстым, выяснив отношения с Резановым и пополнив запасы продуктов, взял курс на Японию. Там их встретили не слишком приветливо. Государство придерживалось жёсткой изоляционистской политики и из европейцев — с рядом оговорок — поддерживало торговые отношения только с голландцами.

26 сентября 1804 года «Надежда» прибыла в Нагасаки. Российским морякам не разрешили выходить в город, предоставив для отдыха лишь ограждённый участок на берегу. Резанову выделили комфортабельный дом, но покидать его не позволили. После длительного ожидания к российскому посланнику приехал императорский чиновник. Резанова вынудили исполнять достаточно унизительные требования японского этикета — он разговаривал с представителем императора стоя и без обуви.

Однако все эти неприятные процедуры не привели ни к каким результатам. Подарки российского царя японский император вернул и устанавливать экономические отношения отказался. Под занавес переговоров Резанов смог только отвести душу, нагрубив японским чиновникам. А Крузенштерн обрадовался тому, что у него появилась возможность исследовать западные берега Японских островов, к которым подходить было запрещено. Испортить несуществующие дипломатические отношения он больше не боялся.

Резанов после неудавшейся миссии отбыл в качестве инспектора на Аляску, где приобрёл суда «Юнона» и «Авось» и отправился в Калифорнию решать вопросы снабжения Российской Америки провиантом. Там 42-летний дипломат познакомился с 15-летней дочерью местного испанского губернатора Консепсьон Аргуэльо и предложил ей руку и сердце. Девушка согласилась, состоялась помолвка. Резанов сразу же отправился в Россию, чтобы через императора получить разрешение Папы римского на брак с католичкой, однако в Сибири простудился, в состоянии горячки упал с лошади и разбил голову. Скончался он в Красноярске. Узнав о судьбе жениха, прекрасная испанка сохранила ему верность и закончила свои дни в монастыре.

Пока Крузенштерн посещал Камчатку и Японию, Лисянский прибыл на Аляску. В это время там как раз началась спровоцированная, по одной из версий, американскими купцами война между Российско-американской компанией и её союзниками с одной стороны и союзом индейских племён тлинкитов — с другой. «Нева» в этой ситуации оказалась весьма грозной военной силой и способствовала победе русских, приведшей к перемирию. Загрузившись на Аляске мехами, Лисянский взял курс на Китай. Там его уже ожидал Крузенштерн, успевший посетить Хоккайдо и Сахалин.

Друзьям удалось достаточно выгодно продать меха и загрузить трюмы кораблей китайскими товарами. После этого «Надежда» и «Нева» отправились домой. В Индийском океане корабли снова потеряли друг друга и вернулись в Кронштадт с разницей в несколько дней в августе 1806 года.

Очередной качественный уровень русского флота

В ходе экспедиции были обследованы берега Японии, Сахалина и Аляски, открыт названный в честь Лисянского остров в составе Гавайского архипелага и получивший имя Крузенштерна риф к югу от атолла Мидуэй. Кроме того, российские моряки опровергли мифы о существовании нескольких островов в северной части Тихого океана, придуманные европейскими мореплавателями. Все офицеры — участники экспедиции получили очередные чины, ордена и крупные денежные премии. Нижние чины — медали, право на отставку и пенсион.

Крузенштерн занимался наукой и служил в Морском кадетском корпусе, который в итоге возглавил в 1827 году. Кроме того, он входил в руководящие советы целого ряда государственных органов и являлся почётным членом Императорской академии наук. Лисянский в 1809 году вышел в отставку и занялся литературной деятельностью.

По мнению Константина Стрельбицкого, момент для отправки первой кругосветной экспедиции был выбран весьма удачно. «Как раз в это время флот не принимал участия в активных боевых действиях и находился в союзнических или нейтральных отношениях с большинством основных флотов мира. Участники экспедиции прекрасно справились с задачей по освоению новых морских путей. Российский флот перешёл на очередной качественный уровень. Стало понятно, что российские моряки способны выдержать многолетнее плавание и успешно действовать в составе группы», — отметил он.

Важной вехой в истории российского флота экспедицию Крузенштерна и Лисянского считает и Кирилл Назаренко. «Кругосветное плавание само по себе стало важным маркером изменения качественного состояния, зрелости российского флота. Но также оно стало и началом новой эпохи российских открытий. До этого наши исследования были связаны с Севером, Сибирью, Аляской, а в 1803 году российская географическая наука вышла в Мировой океан», — подчеркнул эксперт.

По его словам, выбор Крузенштерна как руководителя экспедиции оказался удачен. «Его имя стоит сегодня в одном ряду с такими выдающими мореплавателями, как Кук и Лаперуз. Причём следует подчеркнуть, что Крузенштерн был значительно образованнее того же Кука», — отметил Назаренко.

По мнению Константина Стрельбицкого, первая кругосветная экспедиция принесла российскому флоту бесценный опыт, который необходимо было передать новым поколениям моряков. «Поэтому имя Крузенштерна стало настоящим брендом для Морского корпуса», — подвёл итог Стрельбицкий.

Источник

Первое кругосветное плавание Крузенштерна и Лисянского

Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл. puteshestviya po parusami 1. Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл фото. Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл-puteshestviya po parusami 1. картинка Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл. картинка puteshestviya po parusami 1. Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский подружились в стенах Морского кадетского корпуса, находившегося в то время в Кронштадте. Иван был выходцем из обрусевшего немецкого дворянского рода, потомком германского дипломата Филиппа Крузенштерна. Он родился в 1770 году в семье судьи, юность провёл в Эстонии. Юрий был на три года младше своего друга. На учёбу в Кронштадт приехал из Малороссии — был сыном протоиерея церкви Иоанна Богослова в городе Нежин. Молодые люди легко нашли общий язык и вместе мечтали о далёких странствиях.

История о первой кругосветной экспедиции И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского. О том, как два капитана обогнули земной шар впервые под флагом российского военного флота вопреки жестоким обстоятельствам, которые препятствовали их мечте.

Предпосылки и цель экспедиции

Прошения капитана Ивана Крузенштерна пылились в столах чиновников Адмиралтейства. Столоначальники считали Россию сухопутной державой и не понимали, зачем во­обще нужно ехать на край света – составлять гербарии и карты?! Отчаявшись, Крузенштерн сдается. Теперь его выбор – же­нитьба и тихая жизнь… И проект капитана Крузенштерна наверняка затерялся бы в дальних ящиках чиновников Адмиралтейства, если бы не частный капитал – Российско-Американская компания. Основной ее бизнес – торговля с Аляской. В ту пору – бизнес сверхприбыльный: купленную на Аляске за рубль шкурку соболя в Петербурге можно было продать за 600. Но вот беда: путь из столицы на Аляску и обратно занимал… 5 лет. Какая уж тут торговля!

29 июля 1802 года компания обратилась к императору Александру I, – тоже, кстати, ее акционеру, – с просьбой разрешить кругосветную экспедицию по проекту Крузенштерна. Цели – доставить на Аляску необходимые припасы, забрать товар, а заодно установить торговлю с Китаем и Японией. Подавал прошение член правления компании Николай Резанов.

7 августа 1802 года, всего через неделю после подачи прошения, проект был утвержден. Решено было также отправить с экспедицией посольство в Японию, возглавить которое предстояло Николаю Резанову. Начальником экспедиции был назначен капитан-лейтенант Крузенштерн.

Состав экспедиции, подготовка к плаванию

Летом 1803 года из гавани Кронштадта вышли два парусных шлюпа – «Надежда» и «Нева». Капитаном Надежды был Иван Крузенштерн, капитаном Невы – его друг и однокашник Юрий Лисянский. Шлюпы «Надежда» и «Нева» – трехмачтовые корабли Крузенштерна и Лисянского, способные нести до 24х пушек. Были куплены в Англии за 230 000 рублей, первоначально назывались «Леандр» и «Темза». Длина «Надежды» – 117 футов, т.е. около 35 метров при ширине 8.5 метров, водоизмещение 450 тонн. Длина «Невы» – 108 футов, водоизмещение 370 тонн.

Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл. 694bb7e71a5690388297640d70b1445f. Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл фото. Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл-694bb7e71a5690388297640d70b1445f. картинка Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл. картинка 694bb7e71a5690388297640d70b1445f. Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский подружились в стенах Морского кадетского корпуса, находившегося в то время в Кронштадте. Иван был выходцем из обрусевшего немецкого дворянского рода, потомком германского дипломата Филиппа Крузенштерна. Он родился в 1770 году в семье судьи, юность провёл в Эстонии. Юрий был на три года младше своего друга. На учёбу в Кронштадт приехал из Малороссии — был сыном протоиерея церкви Иоанна Богослова в городе Нежин. Молодые люди легко нашли общий язык и вместе мечтали о далёких странствиях.

На борту «Надежды» находились:

Иван Крузенштерн. 32 года. Потомок обрусевшего немецкого дворянского рода. Выпущен из Морского корпуса досрочно в связи с русско-шведской войной. Неоднократно участвовал в морских сражениях. Кавалер ордена Святого Георгия IV степени. Служил волонтером на судах английского флота, посетил берега Северной Америки, Южной Африки, Ост-Индии и Китая.

Ермолай Левенштерн. 26 лет. Лейтенант «Надежды». Отличался слабым здоровьем, но службу нес исполнительно и аккуратно. В своем дневнике подробно описал все происшествия экспедиции, включая курьезные и малопристойные. Давал нелестные характеристики всем своим товарищам, – за исключением Крузенштерна, которому был искренне предан.

Макар Ратманов. 31 год. Первый лейтенант шлюпа «Надежда». Одноклассник Крузенштерна по Морскому корпусу. Самый старший из офицеров экспедиции. участвовал в русско-шведской войне, затем, в составе эскадры Федора Ушакова, во взятии крепости Корфу и Ионических островов. Отличался редкой храбростью, а также прямотой в высказываниях.

Николай Резанов. 38 лет. Из обедневшей дворянской семьи. Служил в Измайловском лейб-гвардии полку, затем секретарем различных канцелярий. Вызвав ревность фаворита императрицы Платона Зубова, был отправлен в Иркутск инспектировать деятельность предпринимателя Григория Шелихова. Женился на дочери Шелихова и стал совладельцем огромного капитала. Добился у императора Павла разрешения на основание Российско-Американской компании и стал одним из ее руководителей.

Федор Толстой. 21 год. Гвардии поручик, член свиты Резанова. Прославился в Петербурге как интриган, авантюрист и шулер. В экспедицию попал случайно: вызвал на дуэль своего командира полка, и во избежание неприятностей по решению семьи оказался в плавании вместо двоюродного брата.

Вильгельм-Теофиль Тилезиус фон Тиленау. 35 лет. Немецкий врач, ботаник, зоолог и, натуралист. Великолепный рисовальщик, составивший рисованную хронику экспедиции. Впоследствии сделает себе имя в науке. Бытует версия, что многие его рисунки скопированы с работ его коллеги и соперника Лангсдорфа.

Барон Георг-Генрих фон Лангсдорф. 29 лет. Доктор медицины. Работал врачом в Португалии, в свободное время проводил естественнонаучные исследования, собирал коллекции. Действительный член Физического общества Геттингенского Университета. Санкт-Петербургской Академии наук.

Иоганн-Каспар Горнер. 31 год. Швейцарский астроном. Вызван из Цюриха для участия в экспедиции в качестве штатного астронома. Отличался редким спокойствием и выдержкой.

Шлюп «Нева»: Командир – Лисянский Юрий Федорович.

Общая численность команды корабля – 54 человека.

Юрий Лисянский. 29 лет. С детства мечтал о море. В возрасте 13 лет досрочно выпущен из Петербургского морского корпуса в связи с Русско-Шведской войной. Участвовал в нескольких сражениях. В 16 лет произведен в мичманы. Кавалер ордена Святого Георгия 4‑й степени. Отличался исключительной требовательностью к себе и подчиненным.

Подготовка к экспедиции

В начале 19 века на картах Атлантического и, главное, Тихого океанов белели пятна. Пересекать Великий океан русским морякам предстояло почти вслепую. Корабли должны были идти через Копенгаген и Фалмут на Канары, затем в Бразилию, далее – остров Пасхи, Маркизские острова, Гонолулу и Камчатка, где корабли разделятся: «Нева» отправится к берегам Аляски, а «Надежда» – в Японию. В Кантоне (Китай) корабли должны встретиться и вместе вернуться в Кронштадт.

Суда шли по регламенту русского военного флота. Дважды в день – утром и ближе к вечеру – проводились учения: постановка и уборка парусов, а также тревоги на случай пожара или пробоины. Для обеда команды в кубриках опускались подвесные столы, прикрепленные к потолку. За обедом и ужином давали одно блюдо – щи с мясом или солониной или кашу с маслом. Перед едой команда получала чарку водки или рома, а тем, кто не пил, ежемесячно уплачивалось по девять копеек за каждую не выпитую чарку. По окончании работ раздавалось: «Команде петь и веселиться»!

Маршрут экспедиции Крузенштерна и Лисянского

Экспедиция вышла из Кронштадта 26 июля по старому стилю (7 августа по новому стилю), взяв курс на Копенгаген. Далее маршрут следовал по схеме Фалмут (Великобритания) — Санта-Крус-де-Тенерифе (Канарские острова) — Флорианополис (Бразилия) — Остров Пасхи — Нукухива (Маркизские острова) — Гонолулу (Гавайские острова) — Петропавловск-Камчатский — Нагасаки (Япония) — остров Хоккайдо (Япония) — Южно-Сахалинск — Ситка (Аляска) — Кадьяк (Аляска) — Гуанчжоу (Китай) — Макао (Португалия) — остров Святой Елены — острова Корву и Флориш (Азорские острова) — Портсмут (Великобритания). 5 (17) августа 1806 года экспедиция вернулась в Кронштадт, совершив все путешествие за 3 года и 12 дней.

Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл. 22bd57b1d9ac360d210a9e02d6afb251. Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл фото. Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл-22bd57b1d9ac360d210a9e02d6afb251. картинка Крузенштерн лисянский 1803 1806 что открыл. картинка 22bd57b1d9ac360d210a9e02d6afb251. Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский подружились в стенах Морского кадетского корпуса, находившегося в то время в Кронштадте. Иван был выходцем из обрусевшего немецкого дворянского рода, потомком германского дипломата Филиппа Крузенштерна. Он родился в 1770 году в семье судьи, юность провёл в Эстонии. Юрий был на три года младше своего друга. На учёбу в Кронштадт приехал из Малороссии — был сыном протоиерея церкви Иоанна Богослова в городе Нежин. Молодые люди легко нашли общий язык и вместе мечтали о далёких странствиях.

Описание плавания

26 ноября 1803 года корабли под российским флагом «Надежда» и «Нева» впервые пересекли экватор и попали в Южное полушарие. По морской традиции был устроен праздник Нептуна.

Мыс Горн и Нука-Хива

В Тихий океан Нева и Надежда вышли порознь, но капитаны предусмотрели этот вариант и заранее договорились о месте встречи – Маркизский архипелаг, остров Нукухива. Но Лисянский решил по дороге зайти еще и на остров Пасхи – проверить, не занесло ли сюда «Надежду». «Надежда» же благополучно обогнула мыс Горн и 3 марта 1804 вышла в Тихий океан, а ранним утром пасхального воскресенья 24 апреля 1804 года, на 235‑й день плавания, в солнечном мареве показалась земля. Нука-Хива сегодня – маленький сонный остров. Всего две дороги и три деревушки, одна из которых – столица под названием Таиохае. На весь остров – 2770 душ, которые неспешно занимаются производством копры и подсобным хояйством. Вечерами, когда спадает жара, сидят у домов или играют в петанг, привезенную французами забаву для взрослых… Центр жизни – крохотный причал, единственное место, где можно увидеть сразу несколько человек сразу, да и то ранним утром в субботу, когда рыбаки привозят на продажу свежую рыбу. На 4й день стоянки у Нуку-Хива к капитану прибыл гонец от короля со срочной вестью: на рассвете с горы увидели далеко в море большой корабль. Это была долгожданная «Нева».

Уже в Тихом океане корабли пересекли экватор еще раз 25 мая 1804 года.

Русской Америкой с 1799 по 1867 год назывались владения Российской империи в Северной Америке, – полуостров Аляска, Алеутские острова, Александровский архипелаг и некоторые поселения на побережье Тихого Океана. «Нева» благополучно достигла цели и подобралась к берегам Аляски 10-го июля 1804 года. Пункт назначения – Павловская бухта на острове Кодьяк, столицы Русской Америки. После мыса Горн и острова каннибалов это часть плавания представлялась морякам тихой и скучной… Но они ошибались. В 1804 году экипаж «Невы» оказался здесь в самом центре боевых действий. Воинственное племя тлинкитов восстало против русских, перебив небольшой гарнизон форта.

Российско-Американская торговая компания была основана в 1799 году «русским Колумбом» – купцом Шелиховым, тестем Николая Резанова. Компания торговала добытыми мехами, моржовыми клыками, китовым усом, ворванью. Но ее главной задачей было укрепление далеких колоний… Управляющим компании был Александр Баранов. Погода на Аляске даже летом переменчива – то дождь, то солнце… Оно и понятно: север. Уютный городок Ситка живет сегодня рыбной ловлей и туризмом. Здесь тоже многое напоминает о временах русской Америки. Сюда, на подмогу Баранову, и спешил Лисянский. Отряд под командой Баранова, который отправился на Ситку, насчитывал 120 промысловиков и около 800 алеутов и эскимосов. Им противостояло несколько сотен индейцев, укрепившихся в деревянной крепости… В те жестокие времена тактика противников повсеместно была одна и та же: в живых не оставляли никого. После нескольких попыток переговоров Баранов и Лисянский решают штурмовать крепость. На берег высаживается десант – 150 человек – русских и алеутов с пятью пушками.

Потери русских после штурма составили 8 человек убитых, (в том числе – трое матросов с «Невы») и 20 раненых, включая начальника Аляски – Баранова. Подсчитывали потери и алеуты… Еще несколько дней осажденные в крепости индейцы самоуверенно стреляли в русские баркасы и даже в «Неву». А потом вдруг прислали гонца с просьбой о мире.

Русское посольство Николая Резанова и Ивана Крузенштерна ожидало ответа сегуна у берегов Японии. Только спустя два с половиной месяца «Надежде» позволили войти в порт и приблизиться к берегу, и в гавань Нагасаки корабль Крузенштерна с послом Резановым вошел 8 октября 1804 года. Японцы заявили, что дней через 30 из столицы приедет «большой человек» и объявит волю императора. Но неделя проходила за неделей, а «большого человека» все не было… Спустя полтора месяца переговоров японцы выделили, наконец, посланнику и его свите небольшой дом. А затем отгородили возле дома садик для моционов – 40 на 10 метров.

Послу объявили: принять его при дворе нет никакой возможности. Также сёгун не может принять подарки, потому что он должен будет ответить тем же, а Япония не располагает большими кораблями, чтобы послать их царю… Японское правительство не может заключить с Россией соглашение о торговле, потому что закон запрещает сношения с другими нациями… И по этой же причине всем российским кораблям впредь запрещалось входить в японские гавани… Однако император распорядился снабдить моряков провизией. И выдал 2000 мешков соли, 2000 шелковых ковриков и 100 мешков пшена. Дипломатическая миссия Резанова была провалена. Для экипажа «Надежды» это означало: после многих месяцев на рейде Нагасаки они могут, наконец, продолжить плавание.

«Надежда» обошла всю северную оконечность Сахалина. По дороге Крузенштерн называл открытые мысы именами своих офицеров. Теперь на Сахалине есть мыс Ратманова, мыс Левенштерна, гора Эспенберга, мыс Головачева… Один из заливов был назван именем корабля – залив Надежда. Только спустя 44 года капитан-лейтенант Геннадий Невельской сумеет доказать, что Сахалин – остров, проведя корабль по узкому проливу, который получит его имя. Но и без этого открытия – исследования Крузенштерна на Сахалине были весьма значительны. Он впервые нанес на карту тысячу километров сахалинских берегов.

Следующим местом встречи «Невы» и «Надежды» был определен расположенный неподалеку порт Макао. Крузенштерн прибыл в Макао 20 ноября 1805 года. Военный корабль не мог долго находиться в Макао даже с грузом мехов на борту. Тогда Крузенштерн заявил, что намеревается купить столько товаров, что они не поместятся на его судне, и ему необходимо подождать прибытия второго корабля. Но неделя шла за неделей, а «Невы» все не было. В начале декабря, когда «Надежда» уже собиралась выходить в море, появилась, наконец, «Нева». Ее трюмы были забиты пушниной: 160 тысяч шкурок морского бобра и котика. Такое количество «мягкого золота» было вполне способно обрушить меховой рынок Кантона. 9 февраля 1806 года «Надежда» и «Нева» покинули китайский берег и взяли курс на родину. «Нева» и «Надежда» довольно долго шли вместе, но 3 апреля, у мыса Доброй Надежды, при пасмурной погоде потеряли друг друга. Местом встречи на такой случай Крузенштерн назначил остров Святой Елены, куда и прибыл 21 апреля.

Крузенштерн, чтобы избежать встречи с французскими каперами, выбрал обходной путь: вокруг северной оконечности Шотландии в Северное море и далее через Кильский пролив – в Балтийское. Лисянский в районе Азорских островов узнал о начале войны, но все равно пошел через Ла-Манш, рискуя встретить французов. И стал первым капитаном в мировой истории, который совершил безостановочный переход из Китая в Англию за 142 дня.

Что открыли Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский

Значение экспедиции для развития географии и других наук

Первая русская кругосветная экспедиция внесла огромный вклад в географическую науку: она стерла с карты мира несуществующие острова и уточнила координаты островов настоящих. Иван Крузенштерн описал часть Курильских островов, островов Японии и побережья Сахалина. Появилась новая наука – океанология: никто до Крузенштерна не проводил исследования морских глубин.

А еще участники экспедиции собрали ценные коллекции: ботанические, зоологические, этнографические. За последующие 30 лет было совершено еще 36 русских кругосветных плаваний. В том числе, при непосредственном участии офицеров «Невы» и «Надежды».

Рекорды и Награды

Ивана Крузенштерна наградили орденом Святой Анны II степени

Император Александр I по-царски наградил И.Ф. Крузенштерна и всех участников экспедиции. Все офицеры получили следующие чины:

Юрий Лисянский стал первым капитаном в мировой истории, который совершил безостановочный переход из Китая в Англию за 142 дня.

Короткая справка о жизни участников экспедиции по ее завершении

Участие в этом походе изменило судьбу Лангсдорфа. В 1812 году он будет назначен русским консулом в Рио-де-Жанейро и организует экспе­дицию во внутренние районы Бразилии. Собранные им гербарии, описания языков и традиций индейцев до сих пор считаются уни­кальным, непревзойденным собранием.

Из офицеров, совершивших кругосветное плавание, многие с честью служили в русском флоте. Кадет Отто Коцебу стал командиром корабля и сам позже совершил в этом качестве кругосветное путешествие. Фаддей Беллинсгаузен позднее возглавил кругосветную экспедицию на шлюпах «Восток» и «Мирный» и открыл Антарктиду.

За участие в кругосветном путешествии Юрий Лисянский был произведен в капитаны второго ранга, получил от императора пожизненную пенсию в 3000 рублей и единовременную награду от Российско-Американской компании в 10 000 рублей. После возвращения из экспедиции Лисянский продолжил службу в Военно-Морском флоте. В 1807 году возглавлял эскадру из девяти кораблей на Балтике и ходил к Готланду и Борнгольму для наблюдения за английскими военными судами. В 1808 году был назначен командиром корабля «Эмгейтен».

После того, как Иван Крузенштерн совершил кругосветное плавание, он был прикомандирован к Петербургскому порту для создания труда о кругосветном плавании. В 1811 году его назначили преподавателем Морского кадетского корпуса. В начале Отечественной войны 1812 Крузенштерн пожертвовал на народное ополчение треть своего состояния (1000 рублей), около года как член дипломатической миссии путешествовал по Англии, свои впечатления изложил в записках, оставшихся в рукописи.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *